?

Log in

Керуша™ [entries|archive|friends|userinfo]
Керуша™

[ website | WarNet ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

(no subject) [Jul. 15th, 2017|10:32 pm]
Керуша™

Все, что могло быть изобретено, уже изобрели.

(Чарльз Дьюэлл – специальный уполномоченный американского Бюро Патентов, 1899 г).

Link1 comment|Leave a comment

Так [Jun. 20th, 2017|08:02 pm]
Керуша™
Что есть океан, если не множество капель?.. (облачныйатлас)
LinkLeave a comment

Ржу с себя [Jun. 14th, 2017|03:17 am]
Керуша™
В 30 лет узнал, что сыроедение - от слова сырое, а не сыр.
Link2 comments|Leave a comment

Наверное Михаил Фридман [Jun. 10th, 2017|05:39 pm]
Керуша™
Не бывает идеальных ни народов и ни расы –
В каждой группе населенья ну хоть что-то, да не так:
С точки зрения лягушек все французы пидарасы,

А корейцы пидарасы с точки зрения собак.

С точки зрения троянцев пидарасы были греки,
А троянцы пидарасы с точки зрения коней.
Очень много пидарасов так и сгинуло навеки,
Но огромная их масса дожила до наших дней.

Люди делятся на группы, на враждующие классы,
Под ошибочным девизом « все уроды, кроме нас», -
Натуралы утверждают, будто геи - пидарасы,
А копнёшь под натуралов – каждый третий пидарас!

Но из всей огромной массы пидарасов и уродов
Можно выделить особый очень маленький народ, -
В нём сплошные пидарасы с точки зренья ВСЕХ народов,
Потому что у природы должен быть громоотвод!
LinkLeave a comment

Александр Блок - поэты [Jun. 7th, 2017|02:01 am]
Керуша™
За городом вырос пустынный квартал
На почве болотной и зыбкой.
Там жили поэты,- и каждый встречал
Другого надменной улыбкой.

Напрасно и день светозарный вставал
Над этим печальным болотом;
Его обитатель свой день посвящал
Вину и усердным работам.

Когда напивались, то в дружбе клялись,
Болтали цинично и прямо.
Под утро их рвало. Потом, запершись,
Работали тупо и рьяно.

Потом вылезали из будок, как псы,
Смотрели, как море горело.
И золотом каждой прохожей косы
Пленялись со знанием дела.

Разнежась, мечтали о веке златом,
Ругали издателей дружно.
И плакали горько над малым цветком,
Над маленькой тучкой жемчужной...
LinkLeave a comment

«Во весь голос» Владимир Маяковский [Jun. 7th, 2017|12:29 am]
Керуша™

«Во весь голос» Владимир Маяковский

Первое вступление в поэму

Уважаемые
              товарищи потомки!
Роясь
        в сегодняшнем
                окаменевшем дерьме,
наших дней изучая потемки,
вы,
    возможно,
                спросите и обо мне.
И, возможно, скажет
                        ваш ученый,
кроя эрудицией
                  вопросов рой,
что жил-де такой
                певец кипяченой
и ярый враг воды сырой.
Профессор,
              снимите очки-велосипед!
Я сам расскажу
                  о времени
                            и о себе.
Я, ассенизатор
                    и водовоз,
революцией
              мобилизованный и призванный,
ушел на фронт
              из барских садоводств
поэзии —
              бабы капризной.
Засадила садик мило,
дочка,
      дачка,
              водь
                    и гладь —
сама садик я садила,
сама буду поливать.
Кто стихами льет из лейки,
кто кропит,
              набравши в рот —
кудреватые Митрейки,
                  мудреватые Кудрейки —
кто их к черту разберет!
Нет на прорву карантина —
мандолинят из-под стен:
«Тара-тина, тара-тина,
т-эн-н...»
Неважная честь,
                  чтоб из этаких роз
мои изваяния высились
                                по скверам,
где харкает туберкулез,
где блядь с хулиганом
                            да сифилис.
И мне
        агитпроп
                    в зубах навяз,
и мне бы
          строчить
                  романсы на вас, —
доходней оно
                и прелестней.
Но я
    себя
        смирял,
                становясь
на горло
              собственной песне.
Слушайте,
            товарищи потомки,
агитатора,
              горлана-главаря.
Заглуша
            поэзии потоки,
я шагну
        через лирические томики,
как живой
              с живыми говоря.
Я к вам приду
                в коммунистическое далеко
не так,
        как песенно-есененный провитязь.
Мой стих дойдет
              через хребты веков
и через головы
                  поэтов и правительств.
Мой стих дойдет,
                      но он дойдет не так, —
не как стрела
                  в амурно-лировой охоте,
не как доходит
                  к нумизмату стершийся пятак
и не как свет умерших звезд доходит.
Мой стих
            трудом
                      громаду лет прорвет
и явится
            весомо,
                      грубо,
                            зримо,
как в наши дни
                  вошел водопровод,
сработанный
              еще рабами Рима.
В курганах книг,
                        похоронивших стих,
железки строк случайно обнаруживая,
вы
    с уважением
                    ощупывайте их,
как старое,
              но грозное оружие.
Я
  ухо
      словом
              не привык ласкать;
ушку девическому
                    в завиточках волоска
с полупохабщины
              не разалеться тронуту.
Парадом развернув
                        моих страниц войска,
я прохожу
              по строчечному фронту.
Стихи стоят
                свинцово-тяжело,
готовые и к смерти
                            и к бессмертной славе.
Поэмы замерли,
                    к жерлу прижав жерло
нацеленных
              зияющих заглавий.
Оружия
        любимейшего
                            род,
готовая
          рвануться в гике,
застыла
          кавалерия острот,
поднявши рифм
                    отточенные пики.
И все
        поверх зубов вооруженные войска,
что двадцать лет в победах
                                      пролетали,
до самого
              последнего листка
я отдаю тебе,
                  планеты пролетарий.
Рабочего
              громады класса враг —
он враг и мой,
                    отъявленный и давний.
Велели нам
                  идти
                        под красный флаг
года труда
              и дни недоеданий.
Мы открывали
                    Маркса
                            каждый том,
как в доме
              собственном
                        мы открываем ставни,
но и без чтения
                      мы разбирались в том,
в каком идти,
                  в каком сражаться стане.
Мы
    диалектику
                учили не по Гегелю.
Бряцанием боев
                    она врывалась в стих,
когда
      под пулями
                  от нас буржуи бегали,
как мы
      когда-то
              бегали от них.
Пускай
        за гениями
                      безутешною вдовой
плетется слава
                    в похоронном марше —
умри, мой стих,
                    умри, как рядовой,
как безымянные
              на штурмах мерли наши!
Мне наплевать
                  на бронзы многопудье,
мне наплевать
              на мраморную слизь.
Сочтемся славою —
              ведь мы свои же люди, —
пускай нам
              общим памятником будет
построенный
                в боях
                        социализм.
Потомки,
          словарей проверьте поплавки:
из Леты
        выплывут
                остатки слов таких,
как «проституция»,
                        «туберкулез»,
                                      «блокада».
Для вас,
        которые
                здоровы и ловки,
поэт
    вылизывал
                чахоткины плевки
шершавым языком плаката.
С хвостом годов
              я становлюсь подобием
чудовищ
          ископаемо-хвостатых.
Товарищ жизнь,
                      давай
                            быстрей протопаем,
протопаем
            по пятилетке
                            дней остаток.
Мне
    и рубля
              не накопили строчки,
краснодеревщики
              не слали мебель на дом.
И кроме
          свежевымытой сорочки,
скажу по совести,
                      мне ничего но надо.
Явившись
        в Це Ка Ка
                        идущих
                            светлых лет,
над бандой
              поэтических
                            рвачей и выжиг
я подыму,
        как большевистский партбилет,
все сто томов
                      моих
                            партийных книжек.

Анализ поэмы Маяковского «Во весь голос»

http://pishi-stihi.ru/vo-ves-golos-mayakovskij.html
LinkLeave a comment

«Хорошее отношение к лошадям» Владимир Маяковский [Jun. 7th, 2017|12:19 am]
Керуша™

Били копыта,
Пели будто:
— Гриб.
Грабь.
Гроб.
Груб.-
Ветром опита,
льдом обута
улица скользила.
Лошадь на круп
грохнулась,
и сразу
за зевакой зевака,
штаны пришедшие Кузнецким клёшить,
сгрудились,
смех зазвенел и зазвякал:
— Лошадь упала!
— Упала лошадь! —
Смеялся Кузнецкий.
Лишь один я
голос свой не вмешивал в вой ему.
Подошел
и вижу
глаза лошадиные…

Улица опрокинулась,
течет по-своему…

Подошел и вижу —
За каплищей каплища
по морде катится,
прячется в шерсти…

И какая-то общая
звериная тоска
плеща вылилась из меня
и расплылась в шелесте.
«Лошадь, не надо.
Лошадь, слушайте —
чего вы думаете, что вы сих плоше?
Деточка,
все мы немножко лошади,
каждый из нас по-своему лошадь».
Может быть,
— старая —
и не нуждалась в няньке,
может быть, и мысль ей моя казалась пошла,
только
лошадь
рванулась,
встала на ноги,
ржанула
и пошла.
Хвостом помахивала.
Рыжий ребенок.
Пришла веселая,
стала в стойло.
И всё ей казалось —
она жеребенок,
и стоило жить,
и работать стоило.

Анализ стихотворения Маяковского «Хорошее отношение к лошадям»

Несмотря на широкую известность, Владимир Маяковский всю жизнь чувствовал себя неким изгоем общества. Первые попытки осмысления этого феномена поэт предпринял еще в юношеском возрасте, когда зарабатывал себе на жизнь публичным чтением стихов. Его считали модным литератором-футуристом, однако мало кто мог предположить, что за грубыми и вызывающими фразами, которые автор бросал в толпу, скрывается очень чутка и ранимая душа. Впрочем, Маяковский умел прекрасно маскировать свои эмоции и очень редко поддавался на провокации толпы, которая порой вызывала в нем отвращение. И лишь в стихах он мог позволить быть самим собой, выплескивая на бумагу то, что наболело и накипело на сердце.

Революцию 1917 года поэт воспринял с энтузиазмом, считая, что теперь его жизнь изменится к лучшему. Маяковский был убежден, что является свидетелем зарождения нового мира, более справедливого, чистого и открытого. Однако очень скоро он понял, что государственный строй изменился, однако сущность людей осталась прежней. И неважно, к какому социальному классу они относились, так как жестокостью, глупость, вероломство и беспощадность были присущи большинству представителей его поколения.

В новой стране, пытающейся жить по законам равенства и братства, Маяковский чувствовал себя вполне счастливым. Но при этом люди, которые его окружали, нередко становились предметом насмешек и язвительных шуток поэта. Это была своеобразная защитная реакция Маяковского на ту боль и обиды, которые причиняли ему не только друзья и близкие, но и случайные прохожие либо посетители ресторанов.

В 1918 году поэт написал стихотворение «Хорошее отношение к лошадям», в котором сравнил себя с загнанной клячей, ставшей предметом всеобщих насмешек. По утверждению очевидцев, Маяковский действительно стал очевидцем необычного происшествия на кузнецком мосту, когда старая рыжая кобыла, поскользнулась на обледеневшей мостовой и «грохнулась на круп». Тут же сбежались десятки зевак, которые тыкали пальцем в несчастное животное и смеялись, так как его боль и беспомощность доставляли им явное удовольствие. Лишь Маяковский, проходивший мимо, не присоединился к радостной и улюлюкающей толпе, а заглянул в лошадиные глаза, из которых «за каплищей каплища по морде катится, прячется в шерсти». Автора порази не то, что лошадь плачет совсем, как человек, а некая «звериная тоска» в ее взгляде. Поэтому поэт мысленно обратился к животному, попытавшись его взбодрить и утешить. «Деточка, все мы немножко лошади, каждый из нас по-своему лошадь», — принялся уговаривать автор свою необычную собеседницу.

Рыжая кобыла словно бы почувствовала участие и поддержку со стороны человека, «рванулась, встала на ноги, ржанула и пошла». Простое человеческое участие дало ей силы справиться с непростой ситуацией, и после такой неожиданной поддержки «все ей казалось – она жеребенок, и стоило жить, и работать стоило». Именно о таком отношении со стороны людей к себе мечтал и сам поэт, считая, что даже обычное внимание к его персоне, не овеянное ореолом поэтической славы, придало бы ему силы для того, чтобы жить и двигаться вперед. Но, к сожалению, окружающие видели в Маяковском прежде всего известного литератора, и никого не интересовал его внутренний мир, хрупкий и противоречивый. Это настолько угнетало поэта, что ради понимания, дружеского участия и сочувствия он готов был с радостью поменяться местами с рыжей лошадью. Потому что среди огромной толпы людей нашелся хотя бы один человек, которые проявил к ней сострадание, о чем Маяковскому оставалось лишь только мечтать.

LinkLeave a comment

Маяковский - Вам! [Jun. 6th, 2017|04:43 am]
Керуша™

Вам, проживающим за оргией оргию,
имеющим ванную и теплый клозет!
Как вам не стыдно о представленных к Георгию
вычитывать из столбцов газет?

Знаете ли вы, бездарные, многие,
думающие нажраться лучше как,-
может быть, сейчас бомбой ноги
выдрало у Петрова поручика?..

Если он приведенный на убой,
вдруг увидел, израненный,
как вы измазанной в котлете губой
похотливо напеваете Северянина!

Вам ли, любящим баб да блюда,
жизнь отдавать в угоду?!
Я лучше в баре ... буду
подавать ананасную воду!

LinkLeave a comment

Мой адвокат так и не смог разделить мнения бывших наркоманов, что без наркотиков кайфа больше, чем с [May. 7th, 2017|04:39 am]
Керуша™
Странные воспоминания в эту беспокойную ночь в Лас-Вегасе. Пять лет прошло? Шесть? Почти целая жизнь. Взлёт, который никогда не вернёшь. Сан-Франциско, конец шестидесятых - особое время и место. Но никакие слова, музыка или воспоминания не вернут ощущение бытия в том времени и пространстве. Что бы ни было - это прошло. Мир безумен и в любом направлении, и в любое время. С ним сталкиваешься постоянно. Но было удивительное, вселенское ощущение правильности всего, что мы делали, неизбежности победы над силами времени и зла... Казалось, что мы на самом гребне высокой и прекрасной волны. Но сейчас, спустя каких-то пять лет, можно подняться на холм в Вегасе, посмотреть на запад другими глазами и понять, что ты на пределе. Волна наконец разбилась и отхлынула....

Сейчас мы все хотим выжить, нет больше стимула 60-x. Великий гуру Тим Лири допустил фатальную ошибку, он мотался по Америке, проповедая самопознание, не думая о мрачной реальности поджидающей всех, кто воспринимал его серьёзно. Эти наивные уроды полагали, что можно обрести мир души и понимание, купив за 3 доллара таблетку радости. Их потери и неудачи относятся и к нам. Лири добился того, что создал нам иллюзию жизни, а результат — поколение пожизненных калек, так и не понявших главную, старую как мир ошибку "наркокультуры" — убеждение в том, что кто-то или что-то поддерживает свет в конце тоннеля.

Link1 comment|Leave a comment

Курякалка 15 апреля [Apr. 15th, 2017|10:09 am]
Керуша™
Курите все, курите дружно,
Курите вдумчиво, всерьез.
Курить с любовью, с чувством нужно.
До упоения, до слез.
В курении много новизны,
В нем есть изюминка и чувства
Курите, девушки-подружки,
Курите, робкие юнцы!
Курите, дети и старушки,
Курите, матери, отцы!
Вдыхая сладостный табак,
Его зловредности не верьте,
А будет, иль не будет рак,
На жизни собственной проверьте.
Пускайте в поднебесья дым
В курении, проявив старанье.
И вы умрете молодым
Всем некурящим в назиданье.
LinkLeave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]